Чисто на голавля

Ну какое может быть лето без охоты на голавля?! Те, кто любят это увлекательнейшее занятие, знают, что именно с мая по сентябрь можно рассчитывать на красноперые трофеи, а целенаправленная их ловля, кроме прочего, бывает еще и результативной. И добычливость здесь — дело десятое. Недаром многие спиннингисты предпочитают ловить небольших голавликов, нежели куда более весомые экземпляры щуки или судака.
Мы все же не будем вдаваться в крайности и попытаемся поймать именно приличных голавлей, коими я считаю экземпляры от килограмма и выше. Впервые о целенаправленной ловле белых хищников я задумался около двадцати лет тому назад, когда мальчишкой наблюдал с крутого обрыва, как увесистые красноперые красавцы патрулировали урез воды, то появляясь, то исчезая в летней глубине. Место их выхода находилось в нескольких сотнях метров от родительского дома, поэтому попыток соблазнить рыбу было много, иной раз по нескольку в день. Понятно, чем они все заканчивались. Среди всех хитростей и уловок самым действенным способом оказалась ловля на живца, причем оставленные на ночь донки, заброшенные буквально в метре от берега, к утру дарили пару хороших рыб. Не скоро, но дело дошло и до спиннинга. А пока это самое дело «шло», пролетели 15 лет, заодно появились соответствующие снасти, теория в периодике и мое огромное желание ловить голавля. МОИ ПЕРВЫЕ ТРОФЕИ Чисто на голавляЛовить красноперых спиннингом мне удавалось на трех реках. Первый голавль на Северском Донце был пойман возле поселка Гинеевка.
Тогдашнее раннее лето особенно остро манило к реке, и удержаться лично у меня сил не было. Чтобы предвкусить все прелести клева на утренней зорьке, я выехал из Харькова на электричке еще вечером. Дабы особо сильно не скучать в одиночестве у ночной реки, прихватил, кроме лодки и всех спиннинговых принадлежностей, еще и сомовьи снасти. К слову сказать, мне удалось тогда поймать несколько сомят, но только забрезжил рассвет я уже сидел в лодке со всем своим немалым рыболовным скарбом. Первая поклевка произошла довольно скоро. Случилось это на травянистом перекате недалеко от моста. По всей видимости, что-то солидное интересовалось моим воблером. Сужу по характеру поклевки и тому буруну, который оставила рыба. Затем несколько часов в центре внимания была лишь зубастая. Но не о ней сейчас речь… Голавля я поймал на быстрине возле залива, у которого заканчивалась речная петля, и русло выпрямлялось, делая следующий поворот лишь у «коровьего пляжа». Сильнейший удар показался жереховым, тем более, что этот участок, как ни один другой в этих местах, отмечался поимками этих речных корсаров. Но, как понятно из контекста, это был голавль. Весил около пятисот грамм. По большому счету был у меня на Донце и раньше красноперый трофей, но поймал я его в феврале на микроджиг (по крайней мере, тогда это так называлось).
Та рыба из разряда случайных и в моей номинации «первая на Донце» участия не принимала. Река по имени Харьков подарила мне первого лобастого гораздо меньше размерами, за что тот был отпущен. Ловил я, естественно, с берега. Основным объектом охоты тогда был окунь, с переменным успехом радовавший меня поклевками. В какой-то момент мне надоело наблюдать за стайками снующих голавликов, которые не разделяли моих наивных рыболовных стараний и на силикон не клевали. Героем дня стал джексоновский «Литтл». Не помню все премудрости проводки, но совсем скоро крепкая поклевка на легкой снасти подарила неописуемый восторг. В тот день еще было несколько серебристых рыбок, но все они вернулись обратно в воду. Как бы там ни было, а именно река Псел для меня ассоциируется с голавлем наиболее полно и сильно. Впрочем, до поимки первого лобастого на спиннинг подобными ассоциациями даже и не пахло. И это притом, что порой на живца удавалось соблазнить красноперого далеко за килограмм, еще и не одного. Раннее утро, я стою на бетонной плите возле заброшенной гидроэлектростанции. Шумящие потоки воды, несущиеся с большой скоростью, приличные глубины, граничащие с мелководьем, образованным элементами старого гидросооружения не просто говорили, они «кричали», что здесь есть хорошая рыба. Я намеревался поймать щуку, что ранее удавалось часто. Из-за боязни потери приманки те несколько моделей воблеров, которые у меня были, я в «бой» не пускал.
Они у меня остались до сих пор. Но стерлись из памяти даже их названия, как и краска с их поверхности от щучьих зубов, в которых они все же иной раз удостаивались чести побывать. Сейчас я их не беру с собой на рыбалку. Четыре-пять лет тому назад ловил в основном на силикон, изредка чередуя с «колебалками». Так, на одной из проводок что-то сильное и белое затрепыхалось в барашках воды. Это был голавль. Зацепился он хорошо, проглотив полностью задний тройник. Килограммовый красавец дал новый толчок к чисто голавлиной охоте, бросить которую смогу уже едва ли. Я поверил в успех дела, и стал рыбачить более целеустремлённо. Голавли мне стали попадаться значительно чаще. Причем, глядя на тогдашние модели воблеров, непонятно, как рыба ими интересовалась? ЭВОЛЮЦИЯ МОИХ ПРИМАНОК Первый воблер, в которого я поверил, был от фирмы Jaxon. Не могу вспомнить его название, но те красноголовые пять сантиметров пластика голавлики бодали постоянно, частенько засекаясь. Пытался, в основном, ловить их с берега, как ловят форель — маскируясь в прибрежных кустах, пробирался к обрывам и упавшим в воду деревьям. Было очень хорошо видно даже без поляризационных очков, как серебристые рыбки в большинстве своем игнорировали приманку, навязчиво им подсовываемую неопытным голавлятником. Первую более-менее уловистую приманку я приобрел в одном харьковском магазине вместе с еще несколькими пробными модельками, можно сказать, «наобум». Даже сейчас, глядя на незнакомый воблер, мало, что могу о нем сказать, а тогда и подавно, но с одной покупкой очень повезло. Возможно, моя голавлиная страсть угасла бы перед напором щучьих поклевок и поимок на силикон неплохих зубастых. Но рыболовная судьба мне подарила встречу с неувядающим до сих пор «L-minnow 44». Его синяя спина и серебристые бока после первой же рыбалки вселили такую веру в успех, что свернуть с этой дороги я просто не имел права, да и не мог. Практически сразу ушли в глухой запас «салмовский хорнет» и еще несколько подобных моделей. 44-ое чудо от «Йо-Зури» давало столько поклевок, что на фоне моих прежних малорыбных изысканий, это была «идеальная» приманка. Как раз в тот сезон, три года назад, я серьезно занялся рыбалкой сплавом, открыв еще больше возможностей для своего нового увлечения.
Иной раз за один выезд происходило до полусотни голавлиных поклевок. К сожалению, по непонятным для меня причинам далеко не каждая из них завершалась результативной подсечкой. Но это уже был огромный прорыв. Нельзя сказать, что «L-minnow 44» был в работе только во время ловли с лодки. Береговой спиннинг приобрёл тоже некую необычность и новизну. Описанный выше перекат ниже плотины бывшей ГЭС открылся для меня в совершенно другом цвете. Теперь едва ли случалось, чтобы я, ловя с этого бетонного настила, оставался без голавля. Обычно несколько штук от 300 грамм до килограмма соблазнялись забавной игрой «миношки». И это притом, что за несколько предыдущих лет я здесь поймал лишь несколько штук. Безоговорочно поверив в силу данной приманки, иногда на протяжении всей рыбалки я не снимал ее с застежки. В душе осознавал, что упор в одну модель это губительный путь, но далеко не всегда мог заставить себя поэкспериментировать с чем-то другим из своего скромного голавлиного арсенала. Зато «L-minnow 44», как казалось, изучил досконально. Тут тебе и рывочки с могучими поклевками на паузе, тут и равномерная проводка, все равно сводящая с ума лобастого. В общем, так и эдак, пока не откусила его приличная щука, соблазнившаяся небольшим голавликом, который мгновением ранее попался на крючок. Чисто на голавляПод грузом тяжелой утраты завершил я тогдашнюю рыбалку, а завтрашнюю отложил, поскольку был полон надежд в местных рыболовных магазинах купить такого же «44-го». Потратив изрядное количество времени на поиски, разочарованно осознал, что скудные полки местных рыболовных магазинов пестрят лишь китайским ширпотребом. На этом фоне очень выигрышным казался джексоновский «Карась». Он уже в то время приобрел немалую славу. Я выбрал раскрашенного под зеркального карпика. Первое время опасался, что речные обитатели отнесутся к нему настороженно. А напрасно! «Карась», можно сказать, сполна заменил ушедшего из жизни «L-minnow 44». А щуку-обидчицу я поймал, только воблера у нее в пасти уже не было, лишь рана от крючка. В тот летний сезон, кроме голавля, у меня еще неплохо сложилось и со щуками, поскольку этот шестисантиметровый «толстячок» явно был им по душе. Из основного различия между старым и новым чемпионом бросалась в глаза универсальность «карася» (ловил успешно и щуку, и голавля) и его свойство отсекать совсем мелкие экземпляры лобастых. Что немаловажно, количество поклевок уменьшилось, зато реализация явно повысилась. Основным было то, что «карась» по пойманным хвостам практически не уступал предыдущему фавориту. И снова уже традиционное окончание жизни чемпиона. Щука, затяжное вываживание, коряги и обрыв воблера. Теперь я уже был готов к этому и не так болезненно воспринял потерю «пластикового товарища». К следующему сезону я подготовился более основательно. Изучив немалое количество литературы по ловле голавля, я значительно пополнил свою коробочку с приманками. Некоторые покупки так и остались пылиться в ячейках коробки, так и не заработав, а самыми достойными из тогдашних приобретений стали BUG EYE BAIT от Owner C’ultiva, DINO CRANK от Duel, другой «L-MINNOW 44» оранжево-черного окраса и KARAS от Jaxon под окунька. Начало сезона выдалось достаточно прогнозируемым. Голавль, пусть и не трофейный, баловал своим вниманием. Щука тоже, когда попутно, а когда и в целенаправленной ловле, не оставляла мои приманки без внимания. Вот только «Карась», раскрашенный окуневыми полосами был лишь слабой тенью своего предшественника. Недолго я думал в чем причина и как с ним поступить — отложил до лучших времен. Может, игра не та, а, может, действительно голавль окуня так уважает, что не хочет его есть. Тем не менее, пришло время «Динокрэнка» и овнеровского «Бугая». Вот они и задали тон летней ловли голавля. Каждый был хорош в своей области, а точнее, горизонте проводке. «Бугай» работал у поверхности, «Дино» чуть ниже. Последний здорово себя показывал и по щуке, поэтому некоторое преимущество было на его стороне. Вспомню еще и «L-minnow 44», который на перекатах и быстринах был по-прежнему в фаворитах, причем две совершенно разные окраски работали стабильно хорошо, так и не выявив победителя, как я ни старался экспериментировать. Был у меня еще один «составничок», являющийся своего рода «темной лошадкой», порой сильно меня удивляя. То он не работал вообще, то приносил завидные трофеи в, казалось бы, безрыбных местах. Упаковку от воблера я потерял, а название забыл. Видимо, судьба у него такая — быть незаметным. В него я пока еще верю, кто знает, на что он способен? С еще большим сознанием дела я стал готовиться к новому сезону, которым и стал сезон этого года. Я решил сменить акценты в голавлиной охоте, свернув с пути подбора «идеальной» приманки. Хочу понять, где и в каком месте находится голавль в зависимости от окружающих условий, когда и как его легче всего обмануть, что нужно делать, дабы оказаться победителем. Пока не нашел ответы на поставленные вопросы, но кое-что понял. Этим и хочу поделиться как с начинающими голавлятниками, так и теми, кто с лобастым «на ты». ПОРОЙ НЕТИПИЧНОЕ ПОВЕДЕНИЕ С первых рыбалок, когда голавль занял свою нишу в моем рыболовном мышлении, мне казалось, что точного заброса подходящей приманки, обладающей высокоамплитудной игрой, под корягу будет достаточно. Иной раз так и было. Но буквально следующие несколько выездов, где я применял такую тактику, дали неутешительный результат. Почти нулевой. В чем дело? Думаю, просто рыба сменила горизонт охоты или стоянки, опустившись значительно ниже. Второй вариант, пришедший в голову и не раз подтверждавшийся на практике, это кардинальная смена её позиции. То есть, рыба из ветвей поваленных деревьев переместилась на быстрины, иной раз, даже откровенный меляк. Сделать голавлю подобный маневр на малой реке, а именно в привязке к ним я веду эти размышления, достаточно просто, поскольку соседство столь разных участков — вполне обычное дело. Не буду гадать о причинах таких миграций, скажу лишь, что и браконьеры оказывают определённое влияние на поведение речных обитателей, что списывать со счетов не стоит. Многое в голавлиных экспериментах определяется его осторожностью. Практически всегда после поклевки, а уж тем более поимки, рассчитывать на продолжение клева не надо. Поэтому элемент тактики — максимально быстрый облов понравившегося места. Желательно обловить таких точек как можно больше. Но это не аксиома. Ловля с берега потребует совсем иных маневров от рыболова. Если ловить часто на одних и тех же участках, то можно собрать внушительную статистику. Частенько и я подобным занимался. Исходя из этого, для себя выделил два основных варианта поведения относительно смены места: Первый вариант. Здесь рыба находится постоянно и чаще всего активна. Отдельные космы водорослей, обязательно с корягами на быстром мелководном участке, столь привлекательны, что по моему видению лобастый здесь находится практически круглосуточно. Даже если поклевок нет, то можно легко увидеть его темный, плотный силуэт на фоне желтого песка. Кстати, мелкой воды голавль не очень-то и боится. Даже соседство со щукой, иной раз заглядывающей сюда, ему не преграда. Подобные места часто образуются на обширных мелководьях, заваленных деревьями, с неизбежным образованием обраток. водоворотов и ускорений потока. Старые мосты и заброшенные плотины — ярчайший пример тому. Второй вариант. Здесь красноперый может быть как в состоянии зверского аппетита, так и напрочь отсутствовать или же просто не клевать. Как раз роскошная крона затопленного дерева на глубине почему-то и не может удержать рыбу постоянно. Или же рыболову не удается достать ее? У меня часто случалось так, что коряга «молчала», зато десятком метров ниже или выше по течению караулил неплохой голавль. Если и не клевал, то хотя бы провожал приманку. А место его засады выглядело так невзрачно, что сделать туда заброс не всегда бы и решился. Даже при всем при этом я не могу дать совет облавливать все подряд, что находится на пути, ибо объять необъятное вряд ли стоит пытаться. Так, в один из рыболовных выездов сделал заброс в стопроцентно щучье место, где те раньше попадались. Заработал могучий удар по воблеру и до конца вываживания думал, что это зубастая. Заведенный в подсак килограммовый красавец-голавль стал настоящим откровением. Если несколько дней подряд возле упавшего дерева активничает голавль, вскоре жди здесь щуку. Это так часто происходит, что для меня стало уже закономерностью. Видя полное безрыбье возле голавлиной засады, переключаюсь мысленно на щуку. Что-то подобное случается и при ловле мирной рыбы. Затихает клев плотвички и густеры — жди леща. Ненасытные бычки перестали теребить пучок выползков на крючке — сомы вышли из ямы на охоту и, возможно, сейчас находятся возле твоей приманки. В противовес сказанному, на одной из последних рыбалок уходящего лета делаю заброс на струю у границы лежащей в воде ивы и сразу же вытаскиваю голавлика. Второй заброс на метр дальше — взрыв на поверхности воды! Щука около полутора килограмм схватила воблер на падении. Место двух поклевок разделили два метра расстояния и 20 секунд времени. Отмечу, что подобные фокусы здесь происходили уже раза три. Это еще один повод задуматься о применении более надежной защиты от щучьих зубов своих приманок даже в чисто голавлиных угодьях. Но мне знаком один участок, протяженностью метров пятьсот, где за несколько лет (около 20 рыбалок) не удалось поймать ни одной щуки. Только голавли до 500 грамм были единственными жителями этого меляка. В завершение повествования о странностях лобастого скажу, что одна из моих наиболее результативных голавлиных рыбалок прошла в чисто щучьих местах, коими я твердо считаю края прибрежной растительности на глубинах до полутора метров при средне-быстром течении. Вряд ли это признак помутнения голавлиного рассудка. Просто природа еще раз дает понять, что разгадать все ее тайны удастся едва ли. НАБЛЮДАЕМ ЗА ГОЛАВЛЕМ ЧЕРЕЗ ЛИНЗЫ Чем отличается поклевка на выбросе, за пределами визуального контроля, и у берега или лодки, на собственных глазах, можно и не говорить. Если эмоциональность и зре-лищность были бы сопоставимы, то такие приманки, как попперы, наверное, и не появились бы вообще. В принципе, чем еще полезна ловля вприглядку, это пониманием того, что происходит на завершающем этапе ловли: мгновения перед атакой, сама поклевка и вываживание. В свое время такие наблюдения за окунем мне очень помогли. Надеюсь на подобный эффект и сейчас, хотя прекрасно пониманию, что это будет гораздо сложнее, но и интересней. Что мне удалось высмотреть в толще воды через поляризационные очки? Чисто на голавляПриманку могут провожать сразу несколько рыб (видел порой около десятка небольших голавликов), но это вовсе не гарантия, что кто-то обязательно клюнет, конкуренция и стайный азарт этой рыбе практически не свойственны. Обычно же выходят один или два. Оно и с другими видами происходит похожим образом. Вспомните силуэт внушительной щуки, неспешно провожавшей приманку, но так ее и не схватившей, или же ленивого окуня, поднявшегося с глубины и преодолевшего добрый десяток метров, так и не проглотившего маленького силиконового червячка. Изменчивое настроение голавля и его осторожность характеризуют очень метким словом — «капризный». Но раз уж он идет за приманкой, значит, она его интересует, а это добрый знак. Хватка может произойти в любой момент, но чем ближе к рыболову, тем вероятность атаки меньше в отличие, например, от окуня, при ловле которого самые высокие шансы на поклевку бывают непосредственно у борта лодки или у самых ног. Что нужно делать в моменты, когда за воблером плывет красноперый и не берет? Я меняю скорость проводки, причем, ускорение, по-моему, гораздо эффективнее. Один раз несговорчивый голавль схватил лишь тогда, когда застежка уперлась в тюльпан. Это опасный фокус, грозящий поломкой бланка или обрывом приманки. Для меня он тогда завершился успешно — соперник был небольшой, и я среагировал — просто открыл дужку лесоукладывателя. Чаще всего, когда уже азарт готовящейся к атаке рыбы читается в ее глазах, она, увидев рыболова, сворачивает в сторону без каких-либо шансов на повторение. Не сомневаясь и раньше в стремительности голавля, все равно был немного удивлен, впервые увидев, как выматываемую с огромной скоростью приманку легко догнал юркий лобастик и боднул, зацепившись при этом за крючки. И еще момент: очень важно ускорение воблера сделать катушкой, а не бланком, иначе рыба может заметить движение и тогда точно отвернет. Относительно угла подачи приманки. До последнего момента здесь у меня были сомнения. То, что это не судак, порой требующий строгого соблюдения угла заброса, я догадывался, но насколько лобастый готов схватить неудобно идущую приманку, я не знал. Пока не увидел следующую картину — песчаная отмель, солнечный погожий день, за кустом на быстрине стоит вроде бы неплохая густера. Сделал туда заброс в надежде, что из-за невидимой мне части растительной преграды появится голавль. Воблер проходит в десяти сантиметрах от хвоста густерки, даже ее не пугая, как вдруг она резко разворачивается, изогнувшись при этом змеей, и бьет приманку. Эта сумасшедшая рыбка оказалась трехсотграммовым голавликом. За соседним кустом произошло то же самое. Не буду утверждать, что трофейный экземпляр будет вертеться, как юла, желая схватить добычу, но определенная проворность в поведении явно присутствует. Это подтверждается стремительными кульбитами при вываживании. С самыми крупными рыбами, правда, дела обстоят немного по-другому: уверенный рывок в сторону приманки из укрытия и удар, который передаётся в руку, как мощный электрический разряд (даже если стоит монофил), после которого на доли секунды рыба замирает, а уж потом держись… О характере поклевки голавля много читал и слышал. Но и в этом разделе голавлиной науки открыл что-то новое. Догоняя и атакуя приманку, голавль ее пытается, видимо, оглушить сильнейшим ударом, подобно жереху, а потом уже проглотить. Возможно, здесь есть эффект раздражения и желание прогнать нарушителя спокойствия, но, думаю, причина другая. Совсем немного у меня было таких случаев, когда даже маленький воблерок находился хотя бы наполовину в пасти. Навскидку в 90% процентов случаев, которые удалось пронаблюдать, рыба догоняет приманку, хватая ее сзади за самый краешек, которым оказывается задний тройник. Именно он почти всегда оказывается во рту. Визуально это выглядит, как прилипание рыбы к задней части воблера. Сама поклевка — это удар, после которого рыба пытается сразу же развернуться и уйти на исходную позицию. Это происходит так быстро, что по ощущениям в руку все сливается. Причем, насколько могу судить, разворот с приманкой происходит всегда против течения. Это можно попытаться учесть, тем самым снизив процент холостых поклевок, случающихся именно из-за кратковременной слабины после первого контакта. Но подбирать оптимальный угол заброса я пока не научился. КОГДА НАДОЕЛИ ЩУКИ Не могу сказать, что часто такое происходит, но даже ловля неплохих щук приедается. В таком случае у меня две альтернативы: с микроджиговой снастью попытаться погонять окуней или же заняться ловлей голавля. В теплое время года доминирует именно второй вариант. Отправимся же за лобастым сейчас и мы. Очень темная ночь и довольно пасмурное утро. Заметно похолодало. Накануне неплохо клевала щука, и сейчас расчет на нее. Собственно, первой она и попалась. Около килограмма весом, взяла возле зеленых веток лежащего на меляке дерева. Между прочим, голавлиное место по всем признакам. До этого долго не клевало. Теперь передо мной дерево, которое я не могу назвать ни щучьим, ни голавлиным, поскольку поимки обоих видов соотносятся здесь, как 50 на 50 (в своем роде уникальная точка). Последний раз, когда я ловил, заметил неплохого лобастого, который вышел за приманкой, но быстро скрылся обратно. Сейчас же приводнившийся в полуметре от ствола HARDCORE сразу же кто-то ударил. Многое напоминало обычную щуку-«килушку», но на поверхность вышел голавль около 700 грамм. Это был некий знак начала клева. Минутами ранее начался мелкий дождик. Кстати, именно с первыми каплями я щуку-то и поймал. Скоро красноперый около полкило, выскочив из укрытия, уверенно сел на тройники. За час удалось соблазнить еще трех неплохих голавлей. Тучи рассеялись, и место на речной арене вновь заняла щука. Еще одна зубастая и несколько сходов были хорошим довеском к улову. Можно было бы подумать, что пасмурная погода на руку голавлю. Порой да, но, в основном, нет. Знаю, судить о клеве хищной рыбы в зависимости от погоды дело неблагодарное, хотя кто только этого не делает… Неделю спустя еще одна показательная рыбалка. Между ними были еще четыре рыболовных выезда, где явно активничала щука. Пасмурное утро. Почти на зорьке два волнующих события с десятиминутной разницей во времени. Первое: впереди лодки, на расстоянии заброса, у совсем неприметного берега идет почти отвесная бровка, верхняя и нижняя часть которой покрыта ракушкой. Суперсудачье место, но слобожанские реки и судак — понятия слабо сочетаемые. Делаю туда заброс, ориентируясь на интуицию и память. Наконец они меня порадовали, а то уже забеспокоился ввиду стольких промахов моего «седьмого чувства». Хорошая щука уверенно давит вниз и показывается в нескольких метрах от меня — понимаю, что она еще полна сил, поэтому за подсак не берусь. В общем, нырнув под лодку, она сошла. Совсем скоро другая хищница, около двух с половиной килограмм, проделав такой же трюк, достает зубами до шнура, обрезая его. Вот такое «адреналиновое» утро. Плыву дальше, некоторое время совсем ничего не происходит. Выходит солнце, и легкий ветерок неожиданно стихает. Позднее утро, жара. Приходит понимание того, что щука сегодня явно «бастует». Переключаюсь на голавля. Будто по заказу звонит товарищ — говорит, что погода как нельзя более го-лавлиная. Все подтвердилось, плохо лишь то, что экземпляры были не трофейные, но и меньше трехсот грамм рыб тоже не попалось. Что показательно, почти все явные преследования приманки заканчивались четкой поклевкой (а слабых у голавля и нет). Были сходы, но так, чтобы рыба откровенно воротила но’сом, я не заметил. И это притом, что я оставил, пусть тонкий и аккуратный, но все же щучий поводок. В ПРИЦЕЛЕ ТОЛЬКО КРАСНОПЕРЫЙ Сколько можно бояться? Стало просто стыдно громко величать себя рыболовом, и в тоже время бояться потерять приманку. «Да!» флюорокарбону в качестве поводка! Диаметр 0,23 мм считаю подходящим. Попади, правда, он нормально пятнистой на зуб — прощай, воблер! В то же время, диаметр около 0,40 мм мне кажется несколько завышенным. Хотя, некоторые уважаемые мною голавлятники остановились именно на таком довольно толстом «флюре». Так что, отбрасывать такой вариант не стану и я. Что ещё раздражает, так это место крепления шнура и поводка. Все известные мне узлы плохо проходят через тюльпан. Хруст и другие звуки существенно снижают комфорт ловли, а также ресурс даже самых качественных колец. К тому же, дальность заброса хромает. Здесь я вижу три решения проблемы: — делать небольшой поводок, чтобы узел при забросе не входил в тюльпан. Но я не люблю короткие фпюорокарбоновые поводки. По моим наблюдениям, чем он длиннее, тем ощутимее эффект маскировки снасти, а именно его и пытаются добиться подобным рискованным решением. Лично у меня он не меньше 50-60 см; — использовать «хитрый» узел. Опять же, в моем арсенале такового не имеется. К тому же я и не уверен, что в этом направлении есть достойный выход; — применять верхние кольца увеличенного диаметра. Что это получится на практике, я не представляю. Подобных удочек я и в магазинах-то не припомню. К тому же, голавлиные снасти предполагают изящность и легкость — причем здесь большие кольца? В общем, проблема для меня не решена, и, мирясь с навязчивым шумом при контакте узла и верхних колец, я облавливал приглянувшиеся участки на предмет поимки осторожного голавля, которого ранее, возможно, просто отпугивала грубоватая снасть. Мои опасения относительно щуки так и не оправдались — срезов не было. Правда, я и судьбу дополнительно не испытывал — применял лишь маленькие проверенные голавлиные приманки, такие как джексоновский «Литтл», ёзуревский «Эль-минноу 44», овнеровский «Бугай», салмовский «Хорнет» и другие. Вывод относительно «флюрика» я сделал следующий: прозрачный тонкий поводок дал ощутимо больше поклевок, чем коричневый из поводкового материала или тонкой стальки. Но количество пойманных более-менее достойных экземпляров оказалось одинаковым. Вышло так, что мелочь сломя голову бросалась на приманку, привязанную к отрезку «флюрика». Для меня это странный результат, поскольку привык, что чем рыба крупнее, тем более избирательна во вкусах и требовательна к снастям. А тут наоборот. Впрочем, возможна ошибка в опыте или неправильные выводы экспериментатора. В целом, же я еще больше утвердился в мысли, что аккуратный щучий поводок уместнее всего. В ПЕРСПЕКТИВЕ НА БУДУЩЕЕ Как и положено любому достойному занятию, чем глубже ты вникаешь в тему, тем больше вопросов возникает. Голавлиная охота исключением не стала. Те приоритетные направления, которые здесь укажу, возможно, кем-то достаточно полно изучены — с интересом о них бы узнал, в частности, на страницах «Рыболов ПРОФИ» или «Рыбачка». Горизонт стоянки рыбы. Это касается глубин больше двух метров. Когда имеет смысл упереться в «дайверы», а когда использовать поверхностные приманки? Как-то я не заметил, чтобы голавль стремглав поднимался из ямы за «нулевиком». В то же время, стучать большой лопатой воблера-«ныряльщика» по корчам вряд ли оправдано, когда рыба находится у поверхности. Первый напрашивающийся ответ — взять и попробовать, какой горизонт окажется перспективнее, на нем и остановиться. Так большинство и делает (и я тоже), но потеря времени во время клева на эксперименты, а то и приманок на глубинных зацепах, аргумент весомый для актуальности данного исследования. Какой воблер выбрать? Тема вечная, а потому всегда перспективная. Маленький или большой, красный или желтый, «крэнк» или «минноу»?.. Особняком стоит влияние цвета одной и той же модели. Эксперименты эти не из дешевых, поскольку нужны проверенные изготовители, славящиеся идентичностью приманок одного модельного ряда. Например, по моим наблюдениям «Карась» под окуня и в подметки не годится расцветкам «плотва» и «карп», зато «Эль минноу 44» одинаково хороши как серебристо-синий, так и оранжево-черно-красный. Покупку парами других моделей пока считаю роскошью, да и мне интересно разобраться с новинками. Я знаю нескольких харьковских голавлятников, которые, судя по их высказываниям, серьезно преуспели в данном вопросе. Причина миграции. Что заставляет рыбу смещаться с перспективных «насиженных» точек? Как распознать «запасное» место стоянки или охоты, чтобы поймать рыбу там? Нужны ли для этого какие-то специальные «трюки»? Что делать с глубиной? Определенная часть голавлиного братства держится на ямах возле обрывов или просто бровок. Это случай, когда наличие коряг необязательно. Донные предпочтения характерны и для летнего периода. Как поступать в этой ситуации? Только лишь применяя глубоководные модели пытаться добиться результата? Думаю, нет. Отобрать самых-самых. Очень часто приличные лобастые хорошо уживаются со своими более мелкими собратьями. Оно-то и ничего, но попавшийся первым на крючок малыш настораживает остальных — место затихает надолго. Бывает жаль уплывать от коряги, где обитают трофеи только потому, что первой подоспела мелочь. Увеличить размер приманки? Рецепт далеко не на все случаи жизни. И еще, где все-таки искать этих «самых-самых»? Избежать провала. Случаются такие рыболовные дни, когда красноперый, кажется, не питается вообще. Как соблазнить пассивную рыбу? Сюда можно отнести и борьбу с холостыми поклевками, когда результативность всего 20-30%. А может ну ее, эту теорию? Очень даже возможно. Чем не красота — плыть по течению на лодке в лучах ласкового солнца и делать забросы в приглянувшиеся места. Или стоять в теплой воде перед живописным перекатом. Клюнет — не клюнет. Не в этом же счастье. Порой сам подобным грешу, но вовремя нахожу силы и пытаюсь одержать победу заслуженную, а именно такая и ценится превыше всего на голавлиной охоте. ЭПИЛОГ Охотился я за голавлями этим летом достаточно серьезно и упорно. Вдоволь насытившись ловлей некрупных экземпляров, я все время хотел поймать трофей. К сожалению, планку в полтора килограмма я так и не смог преодолеть в этом сезоне. Что еще хуже, по большому счету такие красавцы мне и не встречались-то. По прошлым годам помню, как на одного пойманного приходилось несколько холостых поклевок и еще больше просто выходов за приманкой. С целью повысить шансы на победу отправлялся в самые, казалось бы удаленные места, где и пешком пройти практически невозможно, но все тщетно. Рыбы до килограмма попадались регулярно, но серьезнее — увы… Погожий денек в конце августа. Сельский пляжик, где я отважился искупаться в уже прохладной воде. Не успела водная гладь успокоиться после моих бултыханий, как я заметил стайку из трех голавлей — от полутора до двух килограмм. Поодаль держались несколько рыб немного поменьше — около килограмма. Они вышли из глубины и грациозно плавали в трех метрах от меня. Была это насмешка или же вызов побороться в следующем сезоне, посмотрим, а пока попытаемся взять реванш в начале осени, ведь сентябрьский голавль — вполне реальная вещь. Алексей ЛИСИЦА Рыболов Профи №9 2009г.

Оставить комментарий