Где обитают настоящие водоплавающие?

Где обитают настоящие водоплавающие?Где обитают настоящие водоплавающие? Самые настоящие водоплавающие обитают там, где существует настоящий прибой. Желательно океанский. Но, так как с океаном в России туго — а точнее, он у нас один — Северный Ледовитый, то придется либо ехать далеко-далеко от исторической родины, туда, где есть океан, либо превращаться в отмороженного водоплавающего, коим и является автор этой статьи. Итак, где у нас лучшие прибои? Можно, конечно, поехать на Черное или Каспийское моря, но в зоне наших (российских) пограничных вод маловато мест для настоящего развлечения. На Балтике — не дождешься стоящего шторма. Но… есть одно местечко, где шторма — практически обыденное явление. Это Белое море. Приехать на Белое море просто: из Питера — до Беломорска либо Кеми, а из Москвы — до Архангельска. Дальше все очень просто. Надо выйти на берег моря. Если Вы не знаете, где это — всегда можно либо спросить кого-нибудь, либо просто прислушаться. Море обычно шумит. Шумит, кстати, тем самым прибоем, который нас интересует. Если Вы вышли на берег моря, стоит  собрать и накачать лодку. Это своеобразный экзамен для водоплавающих. Если Вы собрали ее и накачали — Вы можете внести ее в море. Если она плавает — значит, накачали вы ее правильно. Если она тонет — начинайте сначала. И так до тех пор, пока Вы не будете уверены, что с лодкой все хорошо. После этого можно садиться в лодку. Кстати, банки (в простонародье — скамейки) советую снять. Они Вам не понадобятся, если хотите стать настоящим водоплавающим. Настоящие водоплавающие, как я уже упоминал, сидят на дне лодки. Это обстоятельство вызвано тем, что существует так называемый центр тяжести, который надо сместить пониже. Хотя, каждый начинающий водоплавающий может попробовать посидеть на банке-скамейке, дав полный газ. Описание Ваших впечатлений по этому поводу можете присылать мне.  После этого наступает немаловажный момент. Если Вы подумали, что уже можно завести двигатель и рвануть в путь — Вы ошиблись. Самое главное, что нужно сделать перед отправкой — ВСЕ ПРИВЯЗАТЬ. Все, что может шевелиться и передвигаться по лодке. Кроме того, привязывать нужно так, что бы распределение груза внутри лодки было равномерным. С непривычки это трудно рассчитать, но после нескольких попыток у вас получится. Здесь вступают в дело так называемые «фенечки» или «прибамбасы». Неогнестрельными карабинами я советую пристегнуть рюкзаки. Причем, пристегнуть жестко, чтобы в процессе развлечения они не смещались и не мешали Вам наслаждаться. Так же должны быть укреплены канистры с запасным бензином, если Вы думаете взять их с собой. После этого Вам придется познакомиться со странным словом «булинь». Это странное слово — всего лишь название простейшего узла, которым обвязывается водоплавающий. Булинь — это такая простая НЕРАСТЯГИВАЮЩАЯСЯ петля. Обвязываться нужно, оставляя свободное место (между вашим туловищем и петлей). Делается это для того, что бы в момент внезапного ВОЗМОЖНОГО ВЫЛЕТА из лодки, она не ушла далеко от своего хозяина. Потому что без лодки в воде плохо. Да и в холодной воде плаваешь недолго. Последнее, что Вы должны сделать перед запуском двигателя — это вставить размыкатель. Если он не предусмотрен конструкцией вашего движка — Вы должны его придумать. Нужен он для того, что бы лодка вовремя остановилась, если вы с ней расстанетесь в процессе развлечения. Теперь можно заводить двигатель и отправляться в путь Где обитают настоящие водоплавающие?
Итак в путь… Путь у каждого из водоплавающих — свой. Потому я могу Вам рассказать только о своем пути. Встаешь рано утром. Собираешься не то что медленно, но не торопясь. Каждую мелочь нужно продумать и вспомнить — ТАМ вспоминать и думать будет поздно. Все. Тут уж не до шуток. Если собираешься идти в настоящий шторм — значит, собирайся, как в последний раз. Все, что угодно может случиться… Особенно если уходишь далеко от берега. А мне по-другому и не нравится. Может, кто-то предпочитает ловить волну прибоя — это тоже приятно, но мне нравится, когда вокруг настоящий шторм. А берег, если и виден, то только вдалеке. Да и специфика другая — прибой конечно, хорош, но не постоянен. Ветер поменялся — и нет его. Шторм — другое дело. Его нужно ловить. За ним нужно гоняться, если хотите почувствовать шторм — Вам предстоит незабываемая гонка! Мне повезло — у меня на Соловках есть база. Потому я могу уходить от них в любую сторону на 50-60 километров. И все равно — поймать настоящий шторм — большая удача. Утром, когда встает солнце, выходишь на Заяцкие острова. Издавна эти острова считались портом Соловков. Сейчас все изменилось, и корабли приходят прямо на Большие Соловки, но если Вы хотите поймать погоду — наблюдать за ней лучше с Заяцких. Дожидаешься не только сильного ветра. Кроме этого нужно еще понять, а иногда просто почувствовать, в какую сторону ветер будет меняться. И куда пойдет. Если угадали — можете гнать. Оделся, не торопясь привязал и пристегнул все, что можно. Сел в лодку. Проверил, все ли на месте. Особенно — ЗИП для движка, потому что движок в шторм — это Ваша жизнь. И, собравшись — в путь… Гнаться за штормом — дело не легкое. Часто, что бы придти в участок настоящего шторма, нужно пройти не один десяток километров. Хорошо, если при этом приходиться идти по волне. Хуже, если идти ей в лоб, глядя при этом, как от удара складывается нос лодки. Впечатление такое, что лодка сейчас просто лопнет от удара. Но, надо отдать должное — «баджеровская лодка»  удар держит. Волны захлестывают полностью. Ударяешь волну — и пропадаешь под ней. Просто тебя заливает полностью. Клапан слива не справляется. Сидишь в луже. Точнее — в глубокой луже. Напарник на носу — тоже ловит свою долю экстрима. У него — самое ударное место. Гоним-то на полном газу. Я сижу у движка, мне ничего, а его просто бьет об пол лодки, да так, что через 5-6 часов гонки я разогнуться не могу, а что же должен чувствовать он? Гоним на север Большого Соловецкого. По нашим подсчетам, когда мы подойдем к месту — там будет самый настоящий штормяра. Приходится обходить Соловки с востока. Все бы ничего, но там Муксаломский риф. Пространство набольшое — километра полтора-два в длину. Но идем его долго и на пределе. Очень мелко — риф все-таки. Жека (мой напарник) сидит, свесившись с носа, и смотрит в дно моря. Кругом каменюки. Течение в этом месте бешеное. Движок работает постоянно на малых оборотах, чтобы винт не оставить, потому впечатление такое, что сидим на месте. Часто Жека садится на весла. Я тогда свешиваюсь с кормы и смотрю на винт. Постоянно мотаем водоросли. Стоит поднять движок, что бы их снять, как лодку начинает сносить назад. И даже если один — на веслах, а движок — на малых, то все равно, идем как уставшие черепахи. Где обитают настоящие водоплавающие?
Риф проходим где-то за час. Уставшие, и к тому же голодные — сил слишком много уходит. А мы еще не дошли до нашей цели — шторма. По более-менее гладкой воде (волны не больше полуметра и постоянно бьют в борт) доходим до Реболды — это северо-восточная оконечность Соловков. За ней — открытое море и он, наш долгожданный штормяра. В Реболде (там, кстати, сезонный поселок водорослевиков) выходим на берег, едим, заливаем полный бак. Все очень быстро — нужно ловить момент. Водорослевики предупреждают, что там, куда мы собираемся, бьет не на шутку. Они сегодня на своих карбасах (кстати, посудина, проверенная веками!!!) не пойдут — большо-ой шторм… Но нам-то он и нужен! Выходим на север. Шторм виден вдалеке. Все море в бурунах. Волна здесь короткая — бьет отовсюду. Идем на полном газу — Жеку кидает, а меня бьет. Мне легче — я сижу на спасжилете — все, извиняюсь, заду легче. А Жека вынужден его одевать — у него шансов вылететь из лодки намного больше, чем у меня. Причем, головой понимаешь, что если из лодки выкинет, или, не дай бог, перевернет — все, кранты. Сами эмчээсники шутят, что в водах Белого моря лучший спасжилет — камень с веревкой на шею. Вода — не больше 10 градусов. В такой воде и живут минут двадцать. Потому лучше сразу. Подходим к шторму. По прогнозам (а они в этот раз не обманули) — пять баллов. Хотя, кто его знает, сколько тут баллов. Знаем только, что туристов сегодня по морю не возят (МЧС запретило) и не один корабль из гавани Соловков не вышел. Мы одни такие придурки. Правда, МЧС (хорошие ребята!) пообещало следить за нами со всех постов — но если что случись — все равно не успеют. Так что это так, для моральной поддержки. Входим в шторм. Не знаю, как тут баллы, но штормяра вполне приличный. Высота девятого вала (знаете, есть такой и на самом деле, а не только на картине Айвазовского) до 5-6 метров. Когда сидишь на дне лодки, кажешься себе букашкой. В первые разы, когда еще только привыкали к таким развлечениям, было страшновато. Аж адреналин с зубов сыпался. Сейчас уже привыкли. Успеваем следить за красотой шторма и управляться с лодкой. А красота — дичайшая! Только в такие моменты и чувствуешь, что ты ЧЕЛОВЕК! Человек, который наслаждается силой природы. Волны высокие, вокруг ничего не видно. Когда влетаешь на гребень волны — не до любований. Самое главное — в момент отрыва от гребня вовремя сбросить газ до минимума. Иначе — движок сосет воздух и может заглохнуть. Но вот именно этот момент и является Главным. Здесь нужно рассказать подробнее. Во-первых, нужно точно рассчитать угол входа на волну. Как это делается, я объяснить не могу — делаешь это как-то инстинктивно, на автомате. Когда входишь в шторм — волна в нос. Потому взбираясь на волну, получаешь полную мощь движка. Затем — момент отрыва. Резко сбрасываешь газ (главное — не заглушить двигатель!!!) и наступает момент свободного полета. Если удачно рассчитал угол и вовремя (не раньше и не позже) сбросил газ — пролетаешь с гребня до шести корпусов лодки! Это такой кайф, который не передать словами. Его нужно видеть. Особенно приятно — если удачно вошел на тот самый девятый вал. Весь шторм — внизу. Ты летишь, как какой-то буревестник, который, как известно, не зря ищет той самой бури. Впечатление такое, что даже шторм замирает. Летишь всего метров 10, максимум -18, но получаешь такой заряд, что кажется, будто по венам течет не кровь, а ток. Если рассчитал все удачно — то и приводнишься гладко и без осложнений. Если нет — нос бьет в волну, складывается (очень не приятный момент) — в результате — ты весь в воде, теряешь скорость, можешь перевернуться и много всяких других ненужностей. Другое дело — выходить из шторма. Вообще, в шторм всегда нужно входить «в лоб». Что бы использовать всю мощность движка. Если шторм «догонять» — то вода бьет сзади, и движок «просаживается», не хватает ему мощи. Так вот выходить из шторма лучше как раз так, чтобы он бил в корму. Тоже, кстати, приятное зрелище. Действует расслабляюще. Шторм же тоже идет с какой-то определенной скоростью. И когда выходишь из него, впечатление такое, что над тобой всегда висит стена воды в несколько метров высотой. Причем висит постоянно. Часто обогнать ты ее просто не можешь. Так и идешь, постоянно догоняя гребень идущей впереди волны. Зато, если догнал — начинается то, что я называю «техносерфингом». Здесь главное чувствовать двигатель. Если повезет — можешь идти на гребне волны долго. У меня получалось по пять-шесть минут. Потом все равно сваливаешься — волна же не ровная. Но ощущение — полная гармония с морем! Море — мощное, сильное, а сделать с тобой ничего не может — ты узнал его законы, его правила, ты ОСЕДЛАЛ ШТОРМ! Больше и рассказывать нечего. Ходишь в шторме, насколько хватает сил и бензина. Возвращаешься на берег уставший, разбитый, с болью во всех членах, но счастливый и довольный. Так что, если у вас хватает смелости, наглости и удачи — приезжайте на Соловки и ловите Его Величество ШТОРМ…  Автор статьи об Испытаниях лодки «PHOENIX PTS 120″, оснащенной подвесным двигателем «Selva Naxos 15M» действительный член Географического общества Олег Кодола.

Оставить комментарий