Неправильная щука

Неправильная щукаЛовля щуки летом, в тот период, когда степень активности этого хищника не сулит легких трофеев, порой состоит из сплошных головоломок, которые приходится решать, что называется «по месту».
Каждый такой удачно разгаданный ребус почти всегда является маленьким открытием, своеобразным экскурсом в сложный мир пятнистых охотников, где взаимоотношения хищник-жертва регламентированы множеством факторов, которые непременно приходится учитывать… Вот несколько типично летних историй, объединенных под единым знаменателем «Ловля капризной щуки на мелководьях», и попытки автора рассмотреть эти эпизоды с точки зрения «современной рыболовной мысли». Неправильная щукаКак-то в начале августа мне позвонил один из компаньонов по рыболовным вылазкам и предложил разделить с ним секретную точку. Дело было, собственно, в следующем. Посреди зарослей камыша на одном из водохранилищ Харьковской области он обнаружил небольшое локальное озерцо диаметром в несколько десятков метров. Из-за низкого уровня воды, щуку выдавило из камыша, и микро водоем превратился в своеобразный аквариум, с будоражащей воображение плотностью рыбы. Результаты его находки действительно впечатляли — около сорока пойманных хвостов и не менее сотни поклевок за день! При этом среднестатистический улов в это время редко составлял более двух-трех экземпляров на лодку. В общем на следующий день на рассвете мы были уже на заветной точке… Первый заброс подтверждал мои худшие опасения — рыбалка сулила превратиться в тренировку по вываживанию рыбы и снятию ее с крючка.
Как только приманка приводнилась у кромки камыша, последовала хватка и свеча с эффектным «выплевыванием» силикона. Второй заброс — пустая, но очень энергичная поклевка… А далее произошло незапланированное изменение в сценарии. Взошло солнце, развеялся туман, щука, естественно, прочно влезла в камыш, и мы минут сорок впустую хлестали водную гладь. И неудивительно. Оказалось, что глубина озера составляла всего метра полтора, а прозрачность была таковой, что на дне можно было рассмотреть каждую травинку. Я высказал предположение, что вчерашний бенефис обусловлен пасмурной погодой, и представление по случаю отсутствия на небе каких-либо признаков облачности на сегодня отменяется. Напарник не согласился. Давешний опыт небывалой рыбалки довлел над ним и он предлагал подождать «выхода», который рано или поздно непременно начнется, рыба-то никуда деться не могла.
По узкой протоке я выбрался в соседний более обширный залив, где мой прогноз подтвердился вполне однозначно. Здесь было еще мельче, и песчаное дно позволяло зрительно отслеживать всю проводку от начала до конца. На первом же забросе я заметил щуку, которая вышла из зарослей камыша и устремилась к приманке. Подлетев к ней вплотную на скорости «реальной атаки», рыба вдруг затормозила и лишь еле слышно ткнула виброхвост кончиком носа. Затем крутанулась на месте и спокойно поплыла восвояси.
Но и этот маневр был не вершиной презрительного отношения к моей рыболовной персоне. Боковым зрением я заметил мелькнувшую в стороне тень — еще одна рыба уходила в камыши! На тот момент я разве что не разинул рот от осознания простого факта: «Вторая щука по реакции первой убедилась в несъедобности приманки, и даже не стала подплывать ближе, для того чтобы удостовериться в этом воочию!».
Из этого следовало, что все шуки некоего пространства, которое я был способен обловить без смены позиции, уже имеют вполне определенное мнение на мой счет, и поймать их будет делом крайне сложным. Убедиться в этом не составило труда — после первого «удачного» заброса, я минут двадцать пытался добиться «взаимопонимания» с рыбой, но щуки даже не показывали носа, несмотря на то, что я усердно менял проводки и приманки…Поведение щуки в следующемНеправильная щука заливе-озере поставило меня в еще больший тупик. Здесь было настолько мелко, что камыш оказался на «суше» и щуке не хватало глубины, чтобы стоять в спасительном частоколе стеблей.
Она вся была на виду! От идущей лодки в стороны расходилась испуганная рыба, время от времени щука вскидывалась, гоняя мелкую плотву…Результативность забросов оставалась, тем не менее, на прежнем, предельно низком уровне — «разведывательный» тычок на первой проводке и никакой реакции в дальнейшем. Я видел рыбу, но никак не мог ее поймать. Пробовал снимать поводок, становиться по солнцу и против солнца (которое тем временем продолжало нещадно палить), в общем-то, понимая, что это не глобальное решение проблемы, а лишь жалкие попытки сымитировать некое понимание причин бесклевья. В итоге решил применить банальную тактику — менять места как можно чаще в расчете на то, что удастся поймать хотя бы одного «разведчика», и не остаться с «баранкой». Однако результат поисков оказался совершенно иным. Один из обследованных мной заливов не был похож на предыдущие. Глубина была прежней, да и состав растительности все тот же — любимый щукой рдест, стрелолист, заросли камыша… А вот состав грунта отличался. Дно было хрящевато-илистым, вследствие чего вода, хоть и оставалась абсолютно прозрачной, приобрела легкий кофейно-торфяной оттенок.Неправильная щука
Самое любопытное, что, по-видимому, как раз этого и хватало щуке, чтобы из осторожной «привереды» превратиться в решительного агрессора. За два часа я «принял на борт» шестнадцать хвостов, и получил не менее двух десятков нереализованных поклевок, притом, что большая часть «контактов» отслеживалась визуально. Я все отлично видел, а вот щука уже, по-видимому, нет! Для контроля я вышел в соседний «прозрачный» залив, но там все оставалось по старому — щуки провожали приманку, но не брали… Наверное, это почти хрестоматийный случай, да только проявляется закон «прозрачности воды помноженной на степень освещенности» всегда по-разному. Как правило, сочетание условий — совершенно прозрачная вода и ясная погода — в середине лета может трактоваться как однозначная рекомендация: щука на мелководьях будет хорошо ловиться до восхода солнца (вернее, до появления полного диска из-за горизонта) и, может быть, чуть ближе к вечеру. Наличие на небе легкой облачности не всегда меняет ситуацию в лучшую сторону — солнце печет чуть меньше, но освещенность остается прежней. А вот циклон с похолоданием, да еще легким дождиком — это как раз то, что надо, особенно если до этого стояла долгая жара.
Можно рассчитывать на совершенно нетривиальную рыбалку (что и произошло с моим напарником накануне нашего совместного выезда, который в тот день так и не договорился со щукой и ушел на русло гонять «микрухой» окуней). Хотя, в любом случае, как показывает практика, на водоеме, плотно населенном щукой, всегда имеются участки, на которых активность хищника по каким-либо причинам выше, чем на остальных. Их то и нужно искать в первую очередь, не зависая подолгу на «неберущей рыбе», и чаще всего ориентирами поиска будет выступать именно прозрачность воды. Очень часто «замутненные» участки образуются с наветренной стороны, и здесь рыба может быть гораздо активнее, чем на расположенных по соседству площадях, от ветра защищенных. Следующая история служит иллюстрацией к несколько иному типу возникающих на водоеме ситуаций.
ИНеправильная щука если к первой в качестве эпиграфа можно поставить всем известное изречение «Видит око, да зуб неймет», то вторая, несомненно, заслуживает подписи «На всякого мудреца довольно простоты», тем более что похожие ситуации возникают очень часто. …Другое водохранилище, но место действия и время года те же, что и в предыдущем случае. В лодке — двое: я и начинающий спиннингист, для которого эта рыбалка — первый серьезный экзамен после тренировочной сессии по обучению забросам с пляжа. Полдня ищем щуку по траве, но все мои попытки показать класс оборачиваются провалом. Втайне я надеялся удивить юного адепта своим искусством ловли на незацепляйки в микро окнах среди плотных зарослей рдеста и ряски, однако ничего похожего на успех за несколько часов с нами так и не случилось. Где-то около полудня, продвигаясь вдоль камыша, мы обнаружили свободное от травы «блюдце» диаметром метров в сто. Такие участки образуются на месте бывших небольших озер, существовавших до затопления реки, и у местных спиннингистов называются ямами, хотя их глубины отличаются от фоновых всего сантиметров на пятьдесят, реже на метр и более. Однако характер растительности в таких «блюдцах» отличается от обычных мелководий очень сильно. Рдест покрывает дно озерца таким плотным ковром, что никакая другая трава здесь не растет, толща воды остается чистой, несмотря на то, что вокруг «блюдца» простираются джунгли «зеленки». То «блюдце», на которое наткнулись мы, имело глубину порядка трех метров, было, ко всему прочему, доверху забито уклейкой, и сразу показалось мне чрезвычайно перспективным… Неправильная щукаПока я ставил лодку на якорь, мой напарник успел сделать заброс, и тут же начал вываживать щуку. Я помог ему подсаком, снял рыбу с крючка и мы поздравили друг друга с почином. А дальше началось то, чего я себе и представить не мог. Поклевки следовали чуть ли не на каждой проводке, но только у моего компаньона. Создавалось впечатление, что мы ловим в совершенно разных водоемах! Пока я выписывал в толще воды замысловатые силиконовые вензеля с использованием легчайших головок, он таскал рыбу за рыбой. На счете 4:0 я сдался и стал смотреть, как на практике реализуется закон «Новичкам везет». А делалось буквально следующее — банальный желто-красный «Предатор» на десятиграммовой головке забрасывался и равномерно велся на приличной скорости безо всяких изысков (собственно, это была единственная освоенная Антоном проводка). И рыба ловилась! Пришлось учиться у ученика. Насильно забыв все свои коронные джиговые проводки, я превратился в «пустой бамбук», прицепил десятиграммовую головку и стал «крутить» в унисон с действиями напарника. Первая же проводка увенчалась уверенной поклевкой, и я смыл краску позора со своего лица… К вечеру во мне умер рыболов-спортсмен. Мы отыскали еще одно «блюдце», в котором рыба вела себя точно так же. Желто-красные «предаторы» буравили толщу воды на неприличной скорости, а щуки самозабвенно атаковали все это безобразие. Для успокоения души я пробовал время от времени исполнить некое подобие «ступеньки» и сразу же мой напарник вырывался вперед. Необходимо было исключительно кидать и крутить. Я тупел на глазах…. Развязка наступила ближе к закату. К нашим упражнениям присоединились два поплавочника, которые не смогли вынести непрекращающихся сцен поимки и выпускания рыбы, бросили свои якоря и даже сгоняли на берег за спиннингами. Естественно, в тот момент, когда они остановились неподалеку от нас, клев резко прекратился. Я заметил, что с поверхности пропала уклейка. По-видимому, это был финал, но перед отъездом я решил все-таки еще раз половить «правильно», т. е. поставил четырехграммовую головку и стал джиговать ближе ко дну сдлинными зависаниями…Скорее всего, ни мой напарник, нисменившие ориентацию поплавочни-ки так и не поняли, что произошло,но я поймал еще четыре щуки, включая самую крупную на этой рыбалке,килограмма под три, притом что у нихсамих полевок не было. Брало так,как и должна была брать летняящука — были тычки, холостыепоклевки, нависания на приманке. Это уже было похоже на рыбалку! Я менял проводки и цветасиликона, «вымучивал» зубастыхи получал ни с чем не сравнимоеудовлетворение от процесса!Мы пробыли на этом водохранилище еще два дня, и картина повторялась один к одному: день доставлял незабываемое удовольствие моему напарнику, которыйобучился профессионально крутить катушку, а вечером я совершенствовал искусство изящногоджига… Условно можно разделить все методики ловли щуки в траве на два стратегических направления. Первое назовем «привлечение», второе «подача». Смысл «привлечения» — заставить хищника покинуть укрытие и атаковать приманку даже если онаНеправильная щука находится на значительном расстоянии от первоначальной стоянки щуки, как по горизонтали, так и про вертикали. Так работают практически все поверхностные приманки, а также вертушки, джерк-бэйты и т д. В любом случае для всех этих приманок нужны свободные пространства чистой воды, и чем эти участки объемнее, тем сильнее ловля в траве походит на обычную работу «по площадям». Естественно, приманка должна быть хорошо «слышима» в воде (я склонен полагать, что не меньшую роль в процессе восприятия играет и боковая линия рыбы), так как видимость среди зарослей травы сильно ограничена. Одна из самых древних, но, тем не менее, рабочих техник, основанных на эффекте привлечения, — это ловля тяжелыми приманками над травой на повышенных скоростях проводки. Приманкой чаще всего выступает обычная колебалка или крупная вертушка. Задача — завести рыбу создав отчетливый источник колебаний, который передвигается настолько быстро, что времени на раздумья у рыбы не остается. Однако тактика эта хороша тогда, когда внимание рыбы ориентировано определенным образом — а именно: на добывание пищи. Когда щука глухо «стоит», работает вариант номер два, или «подача». Возможно, в пассивном состоянии рыба сужает диапазон восприятия и реагирует только на объекты, перед вигающиеся в непосредственной близости от нее, да еще и в определенной манере — чаще всего это либо зависания-остановки, либо вертикальное движение объекта. При ловле в зарослях травы такого эффекта можно добиться с помощью силиконовых приманок с минимальной огрузкой или без нее, или легких колеблющихся блесен, исполненных в не зацепляющемся варианте. И здесь успех зависит в основном от точности подачи приманки и тонкостей ее анимации. В общем-то здесь явно прослеживается аналогия с разделением джиговых проводок на «агрессию» и «пассив», и это верно — рыба-то одна и та же. Интересно другое, «подача» и «привлечение» хорошо работают в паре, как взаимодополняющие методики, но почти никогда одновременно. И даже если вы очень хорошо владеете «подачей», иногда лучший вариант — это просто кидать и крутить, особенно когда на водоеме присутствует ветер и волна… Продолжение следует… Роман Митюрич Рыболов-спортсмен, специалист по сборке спиннинговых удилищ, г. Харьков Современная рыбалка №5 2008г.

Оставить комментарий