Золотой крючок

Золотой крючок
Мой товарищ — специалист по газификации металлургических процессов — побывал в Швеции на каком-то симпозиуме. Привез в подарок бесценный сувенир — десяток золоченых рыболовных крючков пятого номера.
К тому времени, когда произошло событие, о котором речь ниже, у меня остался один-единственный заморский крючок. Берег его как зеницу ока. Очень уж уловист, красив в конструкции и необыкновенно прочен.
Была та ранняя теплая осень, когда изредка упадет один — другой пожелтевший лист березы, в воздухе парит паутина, а рыба — вся поголовно — активно клюет в предвидении зимней бескормицы.
Место у меня — между густых камышей. Давно обжито, хорошо прикормлено. Слева удочка на плотву, с тем самым золоченым крючком, а справа — две удочки попроще. Клевал тогда линь на кусочки сваренной вкрутую манки.
Конечно, все мое внимание занимали удочки на линя. Совершенно случайно я заметил, что легкое, на плотву, удилище дернулось и поползло в воду. Успел ухватить конец бамбучины. Удилище согнулось в дугу, зазвенела тетивой натянутая леса. Рыбина очень сопротивлялась, а потом потихоньку пошла к берегу.
Наконец вижу, что на крючке у меня полуметровая щука. А ведь поводок – ноль пятнадцать! Не зная, что делать с добычей, я перестал натягивать лесу. Но щука, вопреки здравому смыслу, двигалась к берегу. За метр до уреза воды она остановилась. Чуть вздрагивая от негодования, смотрела мне в лицо желтыми, по-кошачьи хищными, злыми глазами. Стало как-то не по себе. Я потянул лесу. Щука сделала кульбит, обрызгала меня озерной водой — и была такова. Главная печаль — уволокла последний золотой крючок.
Огорчение мое было так велико, что Николай Михайлович, рыбачивший на противоположной стороне узкого в этом месте озера, посочувствовал:
— Ушла? Не огорчайся, еще не одна уйдет…
— Не щуки жалко, крючок последний…
— Какой крючок?
— Да тот, золотой, из Швеции. Ты видел…
Николай Михайлович знал, что за пять лет я растранжирил свой золотой припас. Спустя двадцать минут он подсек щуку. Неторопливо уморил ее на глубине, умело выволок на прибрежную мель и подхватил подсаком.
Я видел, как внимательно он исследует пойманную рыбину. Вдруг Михалыч оглянулся на меня, торжественно изрек:
— С тебя причитается! У щуки в пасти две блесны и твой жалкий закордонный крючок. Понял?!

Оставить комментарий